?

Log in

No account? Create an account

Категория: семья

Коммунизм и коммунист – это для евреев хорошо?  Иногда, таки, хорошо. И я попытаюсь вас в этом убедить.

В 1942-м году, в разгар 2-й Мировой войны, когда в Европе наступают нацисты, по всем фронтам, в Тель-Авиве пока еще царит спокойная обстановка. Настолько спокойная, что люди продолжают вкладывать деньги в недвижимость. И двадцать еврейских семей совместно покупают большой участок земли в северной части Тель-Авива. Земля эта принадлежала компании «Шикун Амами», которая, в свою очередь, лет за 15 до этого приобрела эту землю у шейха деревни Сумелия. Такая практика уже давно была принята среди шейхов, владевших землями вокруг растущего Тель-Авива.

А Тель-Авив растет. И растет он согласно проекту Патрика Геддеса, шотландского ученого, разработавшего генеральный план развития города. И по этому плану на пустыре, который купили двадцать еврейских семей разными!!! долями, должен был быть пустырь. То есть действительно пустое место. И лишь по кругу, вокруг пустыря, по плану должны были быть построены дома – жилые и офисные.

Лишь в 1951-м году власти Тель-Авива неожиданно нашли деньги на строительство (к этой неожиданности мы еще вернемся). И архитектурному бюро «Эльханани-Лутан» было поручено проектирование новой городской площади. Однако уже на первых этапах проектирования город поставил совершенно необъяснимые задачи. Самым странным требованием города был запрет на любое строительство в центральной части города. А учитывая, что это самая большая площадь в Тель-Авиве, запрет этот был по меньшей мере странным.

Аба Эльханани и Исраэль Лутан были опытными архитекторами, в «багаже» которых насчитывался не один десяток проектов. Но проектирование площади такого размера и по очень жестким условиям им оказалось не под силу. И они обратились к известному бразильскому архитектору Оскару Немейеру. Немейер в это время жил и работал в Хайфе, где по приглашению мэра города Аббы Хуши проектировал кампус университета.

Оскар Нимейер очень симпатизировал Израилю. Будучи коммунистом (и даже позже генеральным секретарем коммунистической партии Бразилии) Немейер, однако, понимал, что социализм, а, тем более, коммунизм, не может развиваться без поддержки богатых капиталистов. Вот и в Израиль он прибыл по приглашению своего друга, еврейского капиталиста Икутиеля Федермана, который, в свою очередь, и познакомил его с Аббой Хуши. 

Двадцать семей приобрели не двадцать участков, а 54. Поэтому, когда встал вопрос о планировании и подготовке к строительству, эти семьи договориться не смогли. И все планы были выброшены под хвост тем многочисленным собакам, которые с удовольствием пользовались эти огромным пустырем.

Пока Немейер работал над проектом хайфского университета, к нему приезжали многие израильские архитекторы. Так он познакомился с Эльханани, а потом и с Лутаном. И когда ему предложили построить площадь огромного размера, он увидел в этом рождение нового стиля – израильского соцреализма. В маленькой восточной стране восходила заря «большого северного брата».

В октябре 1964-го года был опубликован окончательный вариант под названием «Тохнит биньян ха-ир 600».

Но работы начались лишь десять лет спустя, в 1974-м году. А в течение этого десятилетия пустырь в центре площади использовался как площадка для… передвижных цирков, приезжавших в Израиль на гастроли.

Именно в это время и появляется название площади – площадь Государства.  Городская легенда повествует, что в одной из радиопередач писатель Эфраим Кишон, никогда не скрывавший свою нелюбовь к Немейеру и его тель-авивскому творению, сказал: «Эта площадь – как вся наша страна. Полгода – цирк, полгода – грязь, и создано это коммунистом!» Отсюда и пошло название площади, которое полюбилось горожанам и «Чич» (мэр Тель-Авива Шломо Лаат) узаконил это название.

Сегодня только редкие старожилы помнят историю названия этой площади, самой дорогой площади города.

И да, я же обещал рассказать, откуда появились деньги? Армия!  Где-то там проходила секретная линия связи Армии Израиля. Именно из-за нее все эти годы в центре площади боялись даже деревья сажать.  Но и это тоже в прошлом, линии перенесена и проект строительства 3-х 40-этажных жилых домов был подписан в декабре 2018-го года. 

Так что мы еще увидим новую «Медину».

площадь страны — середина 70-х

70-е
первые дома

Оскар Немейер

проект площади

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

promo tomcat61 august 24, 2013 15:22 92
Buy for 100 tokens
История из жизни. Самолет израильской авиакомпании летит по маршруту Тель-Авив -Верона. Из 160 пассажиров - около 120 это религиозные евреи, явно сефарды, с многочисленными детьми. Дети носятся по самолету, их мамы и папы орут на детей и перекрикиваются друг с другом. Короче, табор уже ушел в…

Коммунизм и коммунист – это для евреев хорошо?  Иногда, таки, хорошо. И я попытаюсь вас в этом убедить.

В 1942-м году, в разгар 2-й Мировой войны, когда в Европе наступают нацисты, по всем фронтам, в Тель-Авиве пока еще царит спокойная обстановка. Настолько спокойная, что люди продолжают вкладывать деньги в недвижимость. И двадцать еврейских семей совместно покупают большой участок земли в северной части Тель-Авива. Земля эта принадлежала компании «Шикун Амами», которая, в свою очередь, лет за 15 до этого приобрела эту землю у шейха деревни Сумелия. Такая практика уже давно была принята среди шейхов, владевших землями вокруг растущего Тель-Авива.

А Тель-Авив растет. И растет он согласно проекту Патрика Геддеса, шотландского ученого, разработавшего генеральный план развития города. И по этому плану на пустыре, который купили двадцать еврейских семей разными!!! долями, должен был быть пустырь. То есть действительно пустое место. И лишь по кругу, вокруг пустыря, по плану должны были быть построены дома – жилые и офисные.

Лишь в 1951-м году власти Тель-Авива неожиданно нашли деньги на строительство (к этой неожиданности мы еще вернемся). И архитектурному бюро «Эльханани-Лутан» было поручено проектирование новой городской площади. Однако уже на первых этапах проектирования город поставил совершенно необъяснимые задачи. Самым странным требованием города был запрет на любое строительство в центральной части города. А учитывая, что это самая большая площадь в Тель-Авиве, запрет этот был по меньшей мере странным.

Аба Эльханани и Исраэль Лутан были опытными архитекторами, в «багаже» которых насчитывался не один десяток проектов. Но проектирование площади такого размера и по очень жестким условиям им оказалось не под силу. И они обратились к известному бразильскому архитектору Оскару Немейеру. Немейер в это время жил и работал в Хайфе, где по приглашению мэра города Аббы Хуши проектировал кампус университета.

Оскар Нимейер очень симпатизировал Израилю. Будучи коммунистом (и даже позже генеральным секретарем коммунистической партии Бразилии) Немейер, однако, понимал, что социализм, а, тем более, коммунизм, не может развиваться без поддержки богатых капиталистов. Вот и в Израиль он прибыл по приглашению своего друга, еврейского капиталиста Икутиеля Федермана, который, в свою очередь, и познакомил его с Аббой Хуши. 

Двадцать семей приобрели не двадцать участков, а 54. Поэтому, когда встал вопрос о планировании и подготовке к строительству, эти семьи договориться не смогли. И все планы были выброшены под хвост тем многочисленным собакам, которые с удовольствием пользовались эти огромным пустырем.

Пока Немейер работал над проектом хайфского университета, к нему приезжали многие израильские архитекторы. Так он познакомился с Эльханани, а потом и с Лутаном. И когда ему предложили построить площадь огромного размера, он увидел в этом рождение нового стиля – израильского соцреализма. В маленькой восточной стране восходила заря «большого северного брата».

В октябре 1964-го года был опубликован окончательный вариант под названием «Тохнит биньян ха-ир 600».

Но работы начались лишь десять лет спустя, в 1974-м году. А в течение этого десятилетия пустырь в центре площади использовался как площадка для… передвижных цирков, приезжавших в Израиль на гастроли.

Именно в это время и появляется название площади – площадь Государства.  Городская легенда повествует, что в одной из радиопередач писатель Эфраим Кишон, никогда не скрывавший свою нелюбовь к Немейеру и его тель-авивскому творению, сказал: «Эта площадь – как вся наша страна. Полгода – цирк, полгода – грязь, и создано это коммунистом!» Отсюда и пошло название площади, которое полюбилось горожанам и «Чич» (мэр Тель-Авива Шломо Лаат) узаконил это название.

Сегодня только редкие старожилы помнят историю названия этой площади, самой дорогой площади города.

И да, я же обещал рассказать, откуда появились деньги? Армия!  Где-то там проходила секретная линия связи Армии Израиля. Именно из-за нее все эти годы в центре площади боялись даже деревья сажать.  Но и это тоже в прошлом, линии перенесена и проект строительства 3-х 40-этажных жилых домов был подписан в декабре 2018-го года. 

Так что мы еще увидим новую «Медину».

площадь страны — середина 70-х

70-е
первые дома

Оскар Немейер

проект площади

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

Чего только не увидишь на тель-авивской улице Алленби...  Вот и сегодня, вышел я из своей бетонной коробки пообедать и прогуляться, и вижу. как метрах в двадцати впереди меня столкнулись двое.  На мотороллерах!   На тротуаре!
Да, да!  Два мотоциклиста (или как там правильно называть тех, кто передвигается на этих шумящих и чадящих железяках?) столкнулись прямо посредине тротуара. Не нос-в-нос, боками как-то сцепились. Естественно, начали выяснять отношения. Не снимая шлемов, они постепенно перешли на крик. Ну, а как еще? Алленби и так улица довольно шумная, а если говорить в закрытом шлеме - то ни тебя не понятно, ни сам не слышишь.  А у них обороты повышаются (не только у мотороллеров. которые они не заглушили). И вот они уже доступно друг другу объясняют, в каких именно извращенных формах они займутся "любовью" друг с другом, а также с некоторыми членами семьи и с мотороллером. А вокруг уже собирается толпа зевак, народу же интересно увидеть все то, что они друг другу грозятся показать.
Но, бесплатных обедов не бывает даже в мышеловке. В стоящей напротив белой (без каких либо надписей) машины медленно открывается боковое стекло и через громкоговоритель доносится грозный женский окрик:" Эй, вы оба! Сняли свои кастрюли с головы и с документами ко мне!" 
Женщины в форме всегда вызывают уважение и восхищение. И оба-двое, грустно сняв с голов "кастрюли", отправились к вышедшей из машины девушке в полицейской форме.
А я с хорошим аппетитом и настроением отправился обедать.
 Чего только не увидишь на тель-авивской улице Алленби?  

Заповедник времени.

Есть в Тель-Авиве такие особенные уголки, нетронутые временем. Стоят там дома с деревянными ставнями, балкончики, украшенные лепниной, таблички с названиями, прорисованными вручную. Там растут столетние деревья, на ступеньках крыльца греют бока на солнце старые мудрые тель-авивские коты.

Читать дальше...Свернуть )
Начиная "раскапывать" историю тель авивской улицы Бялик, я и не предполагал, что уже с самым первым домом этой улицы связана такая интересная история.Настолько интересная, что я решил выделить ее в небольшой отдельный рассказ, в котором есть все - и детектив, и любовь, и трагедия, и успех и даже немного мистики. Итак, история дома и семьи Морица Шенбенрга Читать дальше...Свернуть )

Profile

вдаль
tomcat61
Борис Брестовицкий
я живу в Тель-Авиве

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek