Category: компьютеры

вдаль

моя первая экскурсия

продолжаю рассказ, и по просьбе Алена Коснов , я расскажу вам, как это началось. Как в моей жизни, в моем сердце и в моей крови появился Тель-Авив.
Декабрь 1990-го года. Я совсем зеленый «оле хадаш» (всего три месяца в Израиле), начинаю работать в крупной компьютерной компании «МЛЛ махшевим» в Рамат-Гане. Меня туда берут обычным компьютерным техником, типа «лужу, паяю, ЭВМ починяю». Да, у меня был диплом инженера-электронщика и опыт работы с американо-болгарскими ЭВМ класса PDP, но здесь этот опыт никому не был нужен, а иврит у меня был… ну все вы понимаете, какой иврит у человека, приехавшего в Израиль три месяца назад.
И вот через неделю или две после начала работы мне «доверяют» машину, Субару песочного цвета, и я начинаю выезжать на заявки, ремонтировать компьютеры.
Я напоминаю — 1990-й год! Никаких GPS-ов, Waze и тд. Никаких сотовых телефонов. В нашей фирме сотовый Моторола (который называли «бутылка» — старожилы меня поймут) был только у директора. У начальника лаборатории был биппер, и это уже была роскошь.
А мы, простые техники, выезжали на заявки с картами, выдранными из телефонных справочников Yellow Page. Помните, там в конце всегда были карты городов? У каждого техника была своя такая подшивка, и мы ухитрялись выискивать нужные улицы прямо на ходу.
Для особо грамотных, вроде меня, которые читали на иврите с трудом, коллеги рисовали карту на бумаге. Чаще всего для этой цели использовали рулоны бумажных полотенец, которыми мы вытирали руки и грязные детали компьютеров. Просто они были бесконечно длинными и карту на них рисовать было очень удобно.
И вот я получаю очередной заказ… Адрес мне сообщают устно — «площадь Бальфур» (здесь и далее все, все названия сразу пишу в русском переводе). Зоар, мой коллега, рисует карту на «туалетной» бумаге, и, прихватив несколько ассимонов*, я отправился в путь.
Доехав по нарисованной карте до адреса, ну, или до того места, которое было нарисовано на карте, я вышел из машины как раз возле телефонной будки, чтобы позвонить клиенту. И тут мне навстречу идет мужчина.
— уважаемый, — я собрал весь словарный запас, сидевший у меня в голове, все триста слов, — а не подскажите ли Вы мне, как называется это место?
— это площадь Муграби! — буркнул он на на ходу продолжил свой путь.
Сказать, что я был удивлен — это ничего не сказать. Я заблудился! Нет, это, конечно не лес и не пустыня. Но ведь меня ждет клиент. 
О, клиент! Я подхожу к телефону-автомату и набираю его номер!
— Добрый день! Я из компании МЛЛ и по дороге к вам ремонтировать компьютер. Не можете ли вы уточнить ваш адрес? — мозг мой начинал закипать от напряжения и волнения.
— Да, конечно, мы находимся на площади 2-го ноября за рестораном «Нога»*, — вежливо ответил голос на второй стороне трубки.
Видимо от удивления моя челюсть клацнула настолько громко, что «вторая сторона» это услышала.  
— а ты где? — спросила «вторая сторона».
— «сами мы не местные», «иврит катан*» и тд, — начал я — произошла ошибка, мне не тот адрес дали. Ехал я на площадь Бальфур, но заблудился и оказался на площади Муграби. Сейчас по карте найду, где это «2-е ноября» и приеду!
— погоди, это ты возле телефонной будки с Субару песочного цвета с надписью МЛЛ?
— да я, — ответил я удивленно
— взгляни на четвертый этаж, крайнее окно? Это я тебе машу рукой…
Дальше все уже было очень просто. И через пару часов, закончив свою работу и получив традиционную чашку кофе-боц*, я обратился к клиенту за разъяснением.
— как это может быть? я ехал в одно место, приехал в другое и оказался в третьем?
Словоохотливый клиент рассказал мне, что все три названия абсолютно правильные и употребляемые. И заодно рассказал мне, темному «оле хадашу», кто такой Бальфур и что за событие произошло 2-го (17-го) ноября 1917-го года. Ну и про семью Муграби добавил. 
А уже в самых дверях он снова окликнул меня:
— подожди! У меня есть книжка — для тебя в самый раз!
и через несколько минут, порывшись в своем шкафу, он принес мне книжку о Тель-Авиве написанную Зевом Галили*, для детей младшего школьного возраста.
Книжку эту я осилил. А подобных историй у меня стало «собираться» все больше и больше. И разъезжая по Тель-Авиву, я старался расспрашивать людей — кто это за Какаль, в честь которого улица названа? И почему в центре Тель-Авива есть площадь, названная в честь арабского города Медина. И в честь какого именно Беньямина была названа Нахала. Ответов было не много и я стал ходить в библиотеки. В Тель-авивской библиотеке как-то, в ответ на мои вопросы, мне дали подшивку старых газет. И я окунулся в атмосферу Тель-Авива 30-40х годов. Это оказалось необычайно интересно. Вот так я и влюбился в этот город — по старым газетам.
Ну и еще одна деталь сыграла очень важную роль. Израильтяне очень не любят говорить — «Я не знаю». И часто, не зная ответ на мои вопросы, они начинали рассказывать свои истории, истории своих родителей, друзей и знакомых. А все эти рассказы и складываются в истории города, лучшего города Земли. Потому что ни одна энциклопедия не может рассказать так, как рассказывают люди, живущие в этом городе.
Алена Коснов — я надеюсь, что ответил на твой вопрос. Кстати, несколько экземпляров газет Тель-Авива 20-40х годов у меня хранятся до сих пор! 

оле хадаш — новый репатриант
ассимон — жетон для телефона-автомата
Нога — Венера
кофе-боц — кофе по-турецки. Молотый кофе, залитый кипятком.
Зеев Галили, как выяснилось в скором времени, оказался довольно близким родственникам моей жены

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

promo tomcat61 august 24, 2013 15:22 92
Buy for 100 tokens
История из жизни. Самолет израильской авиакомпании летит по маршруту Тель-Авив -Верона. Из 160 пассажиров - около 120 это религиозные евреи, явно сефарды, с многочисленными детьми. Дети носятся по самолету, их мамы и папы орут на детей и перекрикиваются друг с другом. Короче, табор уже ушел в…
вдаль

О пользе безделья, логике и чудесах 21-го века.

Иногда в бездельи есть своя прелесть. Особенно, если это безделье вынужденное. И тут главное не отдаться тоске и попытаться найти в этом вынужденном безделье применение своей энергии и фантазии.
Но, это все преамбула. А амбула, как говорится, еще впереди....
Некоторое время назад случился у меня период вынужденного безделья. По причине сломанной ноги, я был прикован к кровати. Ну, не буквально конечно, но был весьма ограничен в своих движениях, почти как тот "хатуль мадан", который ходил по цепи налево и... наверное, опять налево.
И вот как-то от скуки, когда книжки читать уже не мог, а на телевизор хотелось рычать,Collapse )
вдаль

Большой театр в действии.

Она была большой, очень большой. Как Большой театр

В полупустом тель-авивском кафе, возвышаясь над тарелкой с недоеденным пирожным, она бросалась в глаза, как кошка в корзинке с мышами

Взгляд ее был охотничьим. Ясно было, что она тут не ради кофе и даже не ради пирожного. Она тут "по делу".

В ней вообще было много театрального. Даже малиновая блуза с синими отворотами и тяжелыми золотыми пуговицами, своими складками напоминала театральный занавес. Кроме меня, на это обратил внимание и худенький бармен. Он сместился в угол стойки, словно в партер, ожидая, когда начнется представление и занавес, наконец, распахнется.

Периодически ее голова совершала полукруг, как  пулемет на турели, оглядывая пространство кафе. Стрелять было не в кого.

Я прятался за экраном своего компьютера, несколько парочек, сидящих по углам, явно не интересовались этим видом "театрального искусства".

Не повезло бармену…  Народная мудрость давно гласит, что за любопытство нужно платить! Обычно валютой в этом торговом процессе служит нос, что в данной ситуации навело меня на грустные мысли об одном заболевании, посланном нам Венерой.

Итак, не повезло бармену. Она поманила его пальцем, грозно сверкая алым лаком ногтя, похожего скорее на холодное оружие, чем на украшение. Бармен в робкой надежде кинул долгий взгляд на двери кафе – НИКОГО! Ни одного спасительного клиента.

Вы когда-нибудь видели, как мышь идет прямо в пасть к змее, увлекаемая ее гипнотическим взглядом? Я видел! Точнее – сейчас увидел. Я еще ниже присел, выглядывая из-за экрана, как из-за амбразуры. Бармен шел, на ходу стирая тряпкой несуществующие пятна на барной стойке. Его взгляд, обращенный к посетителям, умолял: »Спасите наши души!» Но…  все были либо заняты своими делами, либо как я – увлечены наблюдением. Я чувствовал, что близится начало спектакля.

Кончиком алого ногтя она указала ему на место рядом с собой. Наивный, он еще попытался отодвинуть стул, стоявший напротив, но взгляд «спаренного пулемета» поставил большую точку на его жалких попытках. Он сел рядом с ней, и мне кажется, что Бруно Ноланец поднимался на костер с куда более счастливым выражением глаз.

Их разговор я, конечно, слышать не мог. Жобим пел свою «Девушку из Ипанемы» и я отвлекся. После Жобима из динамиков потек плач бандонеона Пьяцоллы. Я даже отметил про себя качественный подбор музыки в этот вечер.

А события «на поле боя» развивались весьма ускоренно. Она уже писала что-то на салфетке, и я был уверен, что это не «записки на салфетках», а ее номер телефона.

Схватив салфетку, словно парашют, он вскочил и побежал к стойке. Уже у самой кассы он показал ей жестом, что все, что она съела и выпила – за его счет. Наивный мальчик рассчитывал откупиться. Но мышь не может откупиться от змеи. Особенно – от змеи голодной.

А на улице все никак не прекращался дождь. И тогда, окинув рентгеновским взглядом интерьер кафе, она встала.

Несколько лет назад в Гамбурге я видел Queen Mary 2....

Что вам сказать… ее проход по залу был более величественен. И тут с высоты своего роста она увидела меня. И направилась в мою сторону, словно неизбежность поимки ОБХСС расхитителей соцсобственности.

-       Ты куришь трубку? – спросила она на иврите, вздернув брови домиком.

-       Вам зажигалку? – ответил я на русском. (Спасибо тебе, о великий и могучий!)

-       Мммм….  Ты говоришь по-английски? – продолжала она блиц-опрос на иврите.

-       Я говорю по-русски! – оседлал я спасительного конька.

Турель пулемета снова описала круг по залу. В дверях кухни стояла официантка, на груди которой красовался баджик с именем «Оксана». Алый коготь выманил Оксану из ее убежища – спроси его, говорит ли он по-английски?

-       Солнце мое, - скажи ей, что я говорю только по-русски, что я женат, коммунист, скажи ей все, что хочешь… Пусть уходит.

Оксана, с трудом сдержав улыбку, объяснила ей, что «не обломится».

Грустно она отошла на шаг. Постояла, подумала. И в ход был пущен «резерв Ставки Главнокомандующего». Она развернулась вполоборота, взвизгнув высоченными шпильками своих рыбацких, выше колен, сапог, и медленно, очень медленно расстегнула верхнюю пуговицу своей блузы.

Вот оно! Большой театр в действии. Представление начинается. Оксана дернула бармена за рукав, парочка, сидевшая наискосок от меня, замерла с ложками на полдороге ко рту. Неужели «занавес» сейчас откроется?

Не началось! Зритель был не тот. А тот, на кого это представление было рассчитано, не проявил должного интереса. В мой адрес шепотом было процежено ивритское слово, определившее меня в лагерь определенных меньшинств. Ну и что, зато я остался жив и с носом, что весьма не плохо в данной ситуации.

Мне нужно было идти. Я очень хотел посмотреть, как события будут развиваться дальше, но я же «женат, коммунист и тд». Я смел в сумку компьютер, трубку, табак, и ушел. Без аплодисментов и без цветов, ушел в середине спектакля, как неблагодарный зритель.

(фото только для наглядности)

Зато с носом!

вдаль

Что в имени твоем... продолжение с объяснением.

Те, кто бывал на моих экскурсиях, скорее всего уже слышал эту историю. Итак,тель-авивским названиям посвящается!!!

Было это в году этак 91-92м (19ХХ естественно). Работал я тогда в большой и известной компьютерной фирме, ныне канувшей в лету. Занимался починкой компьютеров и настройкой мозгов отсталым пользователям. И вот как-то получаю я заявку на ремонт у очередного клиента. Секретарша дала адрес - площадь Бальфур и телефон, место показалось мне незнакомым и я спросил у коллеги - это где? А так происходило давно, GPS-ов и пелефонов еще не было (у простых смертных), то мой коллега просто нарисовал мне на клочке бумаги как мне доехать до места назначения. И я поехал...
Collapse )