?

Log in

No account? Create an account

Категория: история

За те годы, что я провожу экскурсию по тель-авивскому бульвару имени барона Ротшильда, экскурсия эта росла вместе со мной. И выросла в долгое путешествие длительностью более 6 часов. Это много… поэтому я ее разделил на две части.
Так получилось, что два предыдущих раза я гулял по старой части бульвара.
И вот обещанное продолжение.
Во вторник, 3-го сентября, в 17 часов жду вас на перекрестке Ротшильд и Нахмани у кофейного киоска.
Продолжительность экскурсии — 3 часа.
Окончание экскурсии — у театра Габима.
Стоимость -70 шекелей, дети бесплатно.
Запись и вопросы тут или по телефону 054-7773100

Originally published at ...я живу в Тель-Авиве. You can comment here or there.

promo tomcat61 august 24, 2013 15:22 92
Buy for 100 tokens
История из жизни. Самолет израильской авиакомпании летит по маршруту Тель-Авив -Верона. Из 160 пассажиров - около 120 это религиозные евреи, явно сефарды, с многочисленными детьми. Дети носятся по самолету, их мамы и папы орут на детей и перекрикиваются друг с другом. Короче, табор уже ушел в…

Orient - Восток

Я сейчас немного попугаю вас цифрами...    И вы ужаснетесь - насколько я старый.
Лет тридцать назад мечтой любого музыканта-лабуха* были японские часы Orient. Начинающие носили модели попроще. У меня лично были такие:

Читать дальше...Свернуть )

В субботу, 14-го мая состоится редкая  экскурсия в тель-авивский порт. Почем редкая?   Потому, что провожу я ее совсем не часто. По разным причинам, но это так.
Порт — это двойной символ: и возвращения, и нового отношения к морю. Портовый город — это особый тип города, который «полностью пронизан заботами порта». Эти заботы не только экономического характера: город, который имеет порт, зависит от контактов с внешним миром, здесь «люди учились тому, что вокруг есть разные системы взглядов на жизнь, иные, чем те, которыми они сами пользовались». Порт — это знак постоянного присутствия. Города с портом не могут быть закрытыми и существовать в изоляции.


Для того, чтобы иметь собственную связь с миром, Тель-Авиву необходим был жизнеспособный порт. В 1927 г. Альфред Винер сформулировал эту потребность так: «Тель-Авив не может зависеть от порта в Яффо и там не должны швартоваться тель-авивские корабли. Если уменьшится иммиграция, или если даже будет построен новый порт, но в Хайфе, линия жизни Тель-Авива будет перерезана в Яффском порту».
Проект строительства порта долго обсуждался, но после беспорядков в Яффо 1936 года, решение было принято довольно быстро. С общего согласия было решено начать строительство на участке берега, примыкающего к Левант Фэйр Граундс возле горы Яркон. Достаточная глубина и отсутствие подводных камней, позволили грузить лихтеры прямо с берега. Готовые бетонные дороги и постройки легко переделывались в таможенные.
19 мая 1936 г. на маленькую деревянную пристань сгрузили первые 20 тонн цемента для порта. Первые из этих мешков были пронесены на плечах портовых рабочих вокруг всего города (у молодого города был повод порождать свои собственные легенды), и в конце концов легли в основу музея в мэрии. Над портом, высоко на стенах большого склада была надпись: «Брухим hабаим» («Добро пожаловать»).
На торжественном открытии работ по возведению порта мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф бросил камешек в море. Когда вода над символическим камнем сомкнулась, он обернулся и торжественно сказал: «Горожане, те дни, когда у Тель-Авива еще не было порта, останутся в моей памяти».
18 марта 1938 г. Эрик Готтгетрю напечатал в «Паризер Тагблатт» репортаж из Палестины: «Тель-Авив гордится многим, это правда, но если провести опрос среди его 150 000 жителей, то первым предметом гордости будет назван, несомненно, порт». Порт, в первую очередь, должен был способствовать процессу иммиграции и доставке товаров собственным флотом. Cтав городом-портом, Тель-Авив приобрел особое значение и особенное будущее — встречать и принимать тех, кто возвращался на древнюю родину.
Даже если не все сложилось в порту Тель-Авиве так, как надеялись его создатели, он символизирует место, где право на жизнь отстояло себя.
 И если вас заинтересовала история несостоявшегося порта - жду вас в 10 утра у входа в порт со стороны улицы Дизенгоф.


 Записаться можно тут или по телефону: 054-7773100.

ТАМА(38) или ТУТА?

  Во время экскурсий меня часто спрашивают - почему некоторые здания в Тель-Авиве так ужасно выглядят?
Сердые болит и у меня тоже. А любопытные продолжают: "..  ТАМА38*, это же бесплатно, это ничего не стоит жильцам. Почему не ремонтируют дома?"
В 2005-м году Министерство Строительства Израиля выбрало дом, который должен был стать "пионером" ТАМА 38.  Этим домом стал 56-квартирный дом номер 23 на улице Нафтали в Иерусалиме. Трехэтажный дом(с нулевым этажем) постройки 60-х годов, с маленькими 3-х комнатными квартирами площадью 57 кв. метров.
8371F0A682F113B8
Дом 23 на улице Нафтали.
Проект предусматривал строительство еще одного этажа, лифта, подземной стоянки и, самое главное, увеличение площади КАЖДОЙ квартиры примерно на 70%.  Кроме это этого проект предусматривал строительство двух балконов и МАМАДов (защищеной комнаты) в каждой квартире.
Стоимость строительства для жильцов - 0 (ноль) шекелей. При этом строительство должно было вестись в "щядящем" режиме - так большинство жильцов этого дома это малообеспеченные семьи, то они не могут оплачивать аренду другой квартиры на время строительных работ. Поэтому проект был разработан таким образом, чтобы причинить минимум неудобств жильцам.
Что требовалось от жильцов? Собрать подписи под договором о согласии на проведение строительных работ!!!  Две трети согласных жильцов! И все!!!!  Просто подписать бумагу, что жилец согласен на эти изменения. И ни шекеля больше!
Как вы думаете - жильцы дома 23 на иерусалимской улице Нафтали уже пользуются лифтом и подземной стоянкой? Уже пьют кофе на балконе? Спят спокойно по ночам в МАМАДе?
НЕТ!!!   Они так и не смогли договориться между собой и собрать 66% подписей.
-38--2~1
А это проект, который так и не стал явью

Я слушал доводы тех, кто был против и понял...   Не важно, что тебе не будет хорошо - главное, чтобы плохо было другому!
Вот поэтому там много ужасных зданий...не только в Тель-Авиве.

* ТАМА 38 - Стандарт № 413, регламентирующий устойчивость инженерных сооружений к землетрясениям, вступил в силу в конце 1978 года, и, в связи с этим, правомочность консолидированного в 2005 году Государственного (Национального) генерального плана № 38 (в ивр. аббревиатуре – ТАМА 38), была распространена только на здания, строительная лицензия на которые была выдана до 01/01/1980 г. Перед стандартом ставилась цель сохранения сооружением статического состояния, при котором оно, несмотря на возможные повреждения в случае землетрясения, всё-таки, не обрушится, тем самым предотвратив человеческие жертвы. Наряду с этим, программа предусматривает предоставление значительных налоговых облегчений и льгот с тем, чтобы создать стимул для укрепления зданий в соответствии со стандартом.

В 30-х годах прошлого века на тель-авивской площади 2-го Ноября, более известной как площадь Муграби, висели настенные часы. Большие часы, неприкрытые стеклом. Висели они довольно низко – очевидцы рассказывали, что старый часовщик Штейнберг, собравший и подаривший городу эти часы, собственноручно прибил их к стене на высоте собственного роста.

Во время очередного обхода города тель-авивский мэр Меир Дизенгоф приказал накрыть часы стеклянным колпаком и перевесить их повыше, чтобы невозможно было достать стрелки с земли.

Когда удивленные помощники мэра попросили его объяснить причину этого распоряжения, Дизенгоф сказал:

- Понимаете, каждый, проходящий мимо этих часов, подводит их стрелки по собственным часам. Но это там, в галуте, у каждого еврея было свое время! Здесь, в Тель-Авиве, время у всех должно быть одно, потому, что у нас одно, общее будущее!

Так что же это был за человек – первый мэр первого города Эрец Исраель?!

царь городаСвернуть )

Нахалат Биньямин.

В израильских городах и поселках множество улиц носят имя Биньямина. Некоторые в честь Биньямина Зеева Герцеля, некоторые в честь барона Биньямина Эдмонда де Ротшильда. А еще есть улицы в честь колена Биньямина и в честь знаменитого рава Биньямина Редлера.

Читать дальше...Свернуть )

Дом 16 – дом Плясковски, построен в 1932 году Иегудой Мегидовичем. На месте этого здания стояла одноэтажная «городская» вилла, построенная в 1926 году. Но господину Плясковскому это небольшое по размерам здание не понравилось, и он обратился к ведущему в то время архитектору – Мегидовичу.

Читать дальше...Свернуть )

Заповедник времени.

Есть в Тель-Авиве такие особенные уголки, нетронутые временем. Стоят там дома с деревянными ставнями, балкончики, украшенные лепниной, таблички с названиями, прорисованными вручную. Там растут столетние деревья, на ступеньках крыльца греют бока на солнце старые мудрые тель-авивские коты.

Читать дальше...Свернуть )
Начиная "раскапывать" историю тель авивской улицы Бялик, я и не предполагал, что уже с самым первым домом этой улицы связана такая интересная история.Настолько интересная, что я решил выделить ее в небольшой отдельный рассказ, в котором есть все - и детектив, и любовь, и трагедия, и успех и даже немного мистики. Итак, история дома и семьи Морица Шенбенрга Читать дальше...Свернуть )

 

        Некоторое время назад на блоге одной известной российской дамы развязался спор, в котором, в том числе, зашел разговор и о войне в Афганистане. И я, в которыйраз , был поражен тем, как мало знает современная молодежь об этом, не самом лучшем событии в истории рухнувшего коллоса - Советского Союза. Тогда, в этом споре, я попытался высказать свою позицию, считая, что имею на это право, как участник событий. Но это было, скорее, всплеском эмоций. И вот, спустя некоторое время я решил вернуться к теме, и попытался разрушить несколько известных стереотипов. Я не претендую на высшую истину своих слов - это всего лишь моя точка зрения, основанная на личном опыте и исторических фактах. Предупреждаю - букв много....

Читать дальше...Свернуть )

Снегопад в Тель-Авиве.

Те, кто приехал в Израиль в начале 90-х, наверное помнят снег в Тель-Авиве зимой 1991-1992 года. Хотя снегом эту мокрую серую субстанцию трудно назвать, особенно нам, приехавшим из Советского Союза, где сугробы круглый год и белые медведи ходят по улицам:) Но и старожилы Тель-Авива не очень то были удивлены - они тоже уже видели снег в своем весеннем городе.
5-го февраля 1950 года на Тель-Авив обрушился снегопад. Это был первый снегопад с тех пор, как в Палестине начали проводиться метеорологические наблюдения (с 1845 года в Иерусалиме, с 1860 года - во всей территории от Синая до Бейрута). Снег был самый настоящий, белый и хрустящий. Температура в городе днем была чуть ниже ноля, а ночью столбик термометра опустился до -2градусов по Цельсию. В Иерусалиме в эти дни была зафиксирована рекордно низкая температура - 7 градусов ниже ноля.
Читать дальше...Свернуть )
На стене этого дома в Неве-Цедек висит табличка, повествующая о том, что здесь жили молодые писатели Йосеф Ахаронович, Двора Барон и Хаим Бренер. Тут часто собиралась вся «богема» тех лет, весь литературный цвет Тель-Авива. Тут бывал и Менахем Шлонский и Трумпельдор с его многочисленными поклонницами. Тут он и познакомился с Эстерикой – Эстер Розов, которая навечно осталась его невестой. Но сейчас мне бы хотелось рассказать вам о другой «истории любви».
История любвиСвернуть )
Где могут встретиться английский лорд Мальчет, Моше Монтифиори, бельгийский король Альберт 1, первый еврейский скульптор Бецалель Яффе и рав Нахмани? Если добавить, что места этого нет, но оно есть, то окажется, что я совсем запутал путешественников. И я поспешу объяснить. Есть в Тель-Авиве небольшая площадь на пересечении улиц Нахмани, Бецалель, Монтефиори и Мальчет. Площадь эта носит имя бельгийского короля Альберта 1, большого друга первого мэра Тель-Авива – Меира Дизенгофа. Но, как это часто бывает, на самой площади нет даже табличек с ее названием, а на картах города она появилась всего два года назад. Признаюсь, я даже не сразу смог узнать – в честь какого именно Альберта названа площадь – английского принца или бельгийского короля, трагически погибшего в 1934 году. (Бельгийцы произносят это имя, как Альбер)
Но все-таки не именами знаменита эта площадь. Так что… оставим на время имена и вперед, в сердце города! «Лев Ха-Ир» - Сердце города, именно так называется этот район Тель-Авива, к северу от улицы Алленби, в самой середине которого находится площадь Альберта. Площадь напоминает своей формой сильно вытянутый ромб, в западной вершине которого, словно драгоценный камень в короне, находится одно из красивейших строений Тель-Авива – дом «Пагода».
Дом этот построен архитектором Александром Леви в 1925. Трудно определить архитектурный стиль здания. Скорее всего, как и многие другие постройки Александра Леви, можно отнести его к стилю «польской» эклектики, хотя в линиях дома присутствуют и буддистские и чисто восточные мотивы и признаки модерна.
Первый владелец дома, он же и заказчик – Морис Блох, приехавший из Соединенных Штатов в 1920 году. Богатый владелец цитрусовых плантаций, один из основателей банка «Америка-Палестина», один из первых миллионеров Израиля, Морис Блох и своим домом хотел выделится из общей массы похожести. Не зря в длинной веренице «домов грез» (такое название получили эти дома) этот дом считается чемпионом по количеству использованных стилей.
В здании 4 этажа. В подвальном – винный склад, технические помещения, а сейчас еще и кинотеатр. На первом этаже, сразу за просторным вестибюлем находится бассейн. Второй этаж, украшенный арками, напоминает уменьшенную копию кафедрального собора, а стройные колонны третьего этажа придают ему вид эллинского храма. И, наконец, четвертый этаж, давший название дому напоминает пагоду. Здание это было уникальным для своего времени, в нем, одном из первых в Тель-Авиве было сделано центральное отопление и лифт.
Даже для богатого Мориса Блоха содержание такого дома было слишком дорогим (по тем временам). Поэтому он занимал только одно крыло – со сторонни улицы Монтефиори. Северное крыло, сменив нескольких владельцев, в конце концов, было занято польским консульством. Но процветание дома, служившего украшением города, закончилось в 1942 году после смерти Мориса Блоха. Его наследники продали дом. Длинная череда владельцев, сменяющих друг друга, не лучшим образом заботилась о сохранности дома. Здесь жили, превратив первый этаж в клинику, затем в дом вселилась семья Мандельбаум, устроившая на первом этаже синагогу и цветочный магазин. К началу 90-х дом представлял собой довольно жалкое зрелище. Настолько жалкое, что ему, первому в Тель-Авиве, был присвоен статус архитектурного памятника, охраняемого законом.
В начале 90-х «Пагоду» купил известный тель-авивский подрядчик Яков Пелед. Здание обошлось ему в несколько миллионов долларов и, видимо, на ремонт уже денег не осталось. Так дом простоял еще несколько лет, пока не был выкуплен шведским миллионером Робертом Вилом. Вил решил устроить в Тель-Авиве зимнюю резиденцию, спасаясь тут от скандинавских морозов. Он нанял французских реставраторов, которые под руководством фирмы «Плеснер Адрикалим» очень точно восстановили дом, его фасад и внутреннее убранство. И сегодня дом-Пагода снова привлекает к себе внимание, как и в 20-е годы, продолжая соревнование двух выдающихся архитекторов Тель-Авива – Александра Леви и Иегуды Магидовича.




Итак... 1906-й год. Население Яффо превышает 40 000 человек, из которых уже более 6 000 – евреи. Город задыхается от тесноты. И группа людей, организовав товарищество (амуту, сказали бы мы сегодня) «Ахузат Байт», приобрели участок земли (песка) в 120 дунамов (около 11 гектаров – речь идет о турецких дунамах) к северу от Неве-Цедек. Начался сбор денег на строительство. Подготовка проектов и материалов и вот... 11 апреля 1909 года, во второй вечер праздника Пейсах, товарищество «Ахузат Байт» собралось посреди песчаной пустоши где-то в районе сегодняшнего дома 16 на бульваре Ротшильд для распределения первых участков. Как гласит легенда, а у меня нет оснований ей не верить, Акива Арие Вайс, предвидя возможные склоки, набрал на берегу черных и белых ракушек – по 66 каждого цвета. На белых написали имена, на черных – номера участков. И маленький мальчик (по расказам - сын почтальона Фогеля из Одессы)вытаскивал их из двух мешков, чтобы ни у кого не возникло подозрений, что в «Обители справедливости» нарушается справедливость. Лотерея, считавшаяся проявлением высшей справедливости, положила начало городу и сегодня живущему по законам удачи, на «авось». Шесть семей по каким-то причинам отказались от строительства, но 60- начали, положив тем самым начало городу под названием Тель-Авив – Весенний Холм. Город, а тогда еще просто поселение, местечко, получил свое название в 1910 году, когда первые 330 человек – 60 семей, вселились в свои дома.
А дальше?Свернуть )
Сегодня из этих 48 домов остался только один – дом 12 на улице Шимона Рокаха, когда стоявший в середине первого из трех рядов, северного. И именно с этой улицы мы начнем свою прогулку - с улицы Шимона Рокаха. Его дом открывает улицу. Кстати – этот дом и дом Аарона Шалуша (Шлуша) – были первыми домами, построенными не как крепости, а как обычные теплые дома. Шимон Роках вошел в историю, как председатель совета «Ахузат Байт» - поселения 11 апреля 1909 года положившего начало никогда не дремлющему городу. А в его доме, сохранившемся в почти первозданном виде, сегодня музей, созданный его внучкой – скульптором Леей Маджаро-Минц. Музей полон старых фотографий, повествующих о пионерах Тель-Авива, дополняют картину скульптуры Леи – толстые голые бабищи... или я чего-то не понимаю. Но не только дедушка и внучка вошли в историю города. Исраэль Роках, чьим именем назван бульвар на севере города, был заместителем первого мэра Тель-Авива – Меира Дизенгофа, а потом – вторым мэром.
Читать дальше...Свернуть )
…Сначала было слово. Точнее – имя! И когда я решился все-таки написать книгу о моем любимом городе, я решил сначала разобраться в истории его имени. Тель-Авив – Весенний Холм… Я копался в библиотеках, читая пыльные книги и газеты, и чем больше я узнавал, тем больше вопросов у меня возникало. Я обратился к книге, отвергающей любые сомнения – к Торе. И там, в писаниях пророка Иезекииля я нашел первое упоминание этого названия. «И пришел я к переселенным в Тель-Авив, живущим при реке Ховаре, и остановился там, где они жили, и провел среди них семь дней в изумлении.» {Иезекииль. 3:15} Получив ответ, я озадачился новыми вопросами. Где эта река Ховар течет или текла, о каких переселенных речь? Снова походы в библиотеку, снова сидения над книгами, с блокнотом и словарем. И постепенно, начала вырисовываться картина.
а дальше...Свернуть )

Profile

вдаль
tomcat61
Борис Брестовицкий
я живу в Тель-Авиве

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek